home Аналитика, Главные новости Пантюркизм: что это и чем это грозит России?

Пантюркизм: что это и чем это грозит России?

Годом основания движения пантюркизма считают 1883, когда Исмаил Гаспринский, он же Исмаил-бей Гаспралы (1851–1914), издаёт первый номер газеты “Терджуман”. Газета издается в Бахчисарае (Крым) и распространяется среди тюркских меньшинств, проживающих на территории Российской империи.

На политическое вооружение доктрину пантюркизма взяли младотурки (тур. Jön Türkler) — политическое движение в Османской империи. Младотуркам удалось свергнуть султана Абдул-Хамида II (1908 год) и провести некоторые прозападные реформы, однако после поражения Турции в Первой мировой войне они потеряли власть. Пришедший им на смену Кемаль Ататюрк повел развитие Турции по пути строительства государства по “национальному” типу, свойственному для европейских государств.

Как идеология пантюркизм окончательно сформировался к концу XIX века. Но после того как пантюркизм был доведен своими теоретиками до практически завершенного вида, на долгое время он был подвергнут забвению. Мустафа Кемаль Ататюрк взял курс на перестройку Турции в “западном” стиле. Большевистский СССР также не был заинтересован в том, чтобы на его территории возникали сильные тюркские общности. На какое-то время проект “пантюркизм” оказался “замороженным”.

Второе дыхание

Вновь о пантюркизме вспомнили после 18 февраля 1952 года, когда Турция во время так называемого “первого расширения” НАТО вошла в Североатлантический Альянс. Пантюркизм стал использоваться как инструмент (а нужно понимать и помнить, что любая идеология — это всегда инструмент) идеологической борьбы против СССР, с целью оторвать от него тюркские республики Средней Азии и Азербайджан.

Дальнейший распад СССР и потеря Россией контроля над зоной своих естественных геополитических интересов лишь усилили влияние идеологии пантюркизма в странах Средней Азии — бывших республиках СССР. И как свято место пусто не бывает, так и эти территории начали попадать под влияние Турции, которая через идеологию, декларирующую объединение всех тюркоязычных народов, начала включать в сферу своего влияния Узбекистан, Азербайджан, Туркмению, Киргизию и Казахстан. Не останавливаясь на достигнутом, а закрепляя успех, уже в 1991 году (!) в Казани (!) была учреждена Ассамблея тюркских народов. С тех пор эта пантюркистская организация проводит регулярные встречи в столицах тюркских государств, и состав ее членов представляет большинство тюркских народов и этнических групп в мире.

Фига в кармане

Адепты пантюркизма клятвенно заверяют, что идеология культурной интеграции тюркоязычных народов не несет и не может нести в себе никакой угрозы для остальных участников мирового политического процесса. А негативное восприятие пантюркизма связано исключительно с историческими предрассудками против тюрок. Однако современные последователи идеологии единства между тюркскими народами во всем мире явно лукавят. Геноцид 1915 — 1923 годов, проводимый младотурками под знаменами пантюркизма, о котором армяне забывать точно не будут, ставит под большой вопрос всю травоядность пантюркизма как политико-идеологического течения.

Идея всеобщего тюркского объединения всегда вызывала опасения в столицах тех стран, которые граничат с тюркскими государствами, а также тех, где есть тюркские меньшинства. Россия, Китай, Иран, Болгария, Греция и Афганистан имеют значительное количество тюркских меньшинств, и они будут рассматривать всякое движение к единению тюрок как угрозу их территориальной целостности. Россия и Запад всегда относились с подозрением к турецкому экспансионизму.

В случае обострения каких-либо социальных проблем и противоречий татары и башкиры всегда апеллировали к Москве, не помышляя об объединении, например, с Турцией. Пока Москве удается поддерживать диалог с Уфой и Казанью, большей угрозой на Поволжье видится деятельность организаций, проповедующих радикальный ислам, нежели идеи пантюркизма, хотя это не дает никакого повода сбрасывать угрозу пантюркизма со счетов.

Гораздо большую опасность представляет целенаправленная деятельность Турции в отношении тюркских стран — бывших участниц СССР. Москва может и должна расценивать такую политику Анкары как прямое вмешательство в проводимую Россией политику в Средней Азии (какой бы она ни была, Путин — уйдет, Россия — останется) и препятствовать действиям турецкой стороны. Последний повод — эскалация военного конфликта на территории медленно тлеющего Нагорного Карабаха, в котором поддержка союзника России — Армении — есть минимально необходимые действия по ослаблению растущих аппетитов Азербайджана, за спиной которого стоит Турция, в фантазиях которой над территорией тюркского Закавказья и Средней Азии уже развевается флаг стран Тюркского совета.

Иван Обухов

Источник
Перепечатывается с сокращениями.