home Аналитика, Главные новости Армения и Азербайджан: кто ближе к военному сотрудничеству с Ираном?

Армения и Азербайджан: кто ближе к военному сотрудничеству с Ираном?

Недавний визит заместителя министра обороны Ирана Насроллы Калантари в Ереван и его переговоры с членами армянского оборонного ведомства, включая главу последнего Вигена Саргсяна, его заместителя Давида Тонояна и главу военно-промышленного комитета минобороны Давида Пахчаняна актуализировали дискурс армяно-иранского военного сотрудничества. Особенно острой данная тема стала, учитывая уроки апрельского обострения на линии соприкосновении и некоторых заявлений российских политиков, в частности, Дмитрия Рогозина.

Последний, как не скоро забудут в Армении, пообещал и впредь продавать оружие Баку. Это заявление было сделано практически в то самое время, когда от этого самого оружия (например, артиллерийских систем), погибали военнослужащие и мирные граждане НКР. Очевидно, что Иран в части армянской интеллектуальной среды стал восприниматься как альтернативный военный партнер, причем, не менее, чем РФ, заинтересованный в региональной стабильности. Надо отметить, что последняя встреча, учитывая ее представительство, дает основание для некоторых надежд на активизацию сотрудничества Еревана и Тегерана в военной сфере.

Ереванский визит Калантари – на данный момент последнее звено в череде контактов представителей военных ведомств двух государств. Армяно-иранские отношения были официально названы стратегическими еще в 2006 году, что прозвучало в докладе тогдашнего министра обороны Армении Сержа Саргсяна. Неудивительно, что в период его президентства вектор не изменился. Что касается встреч руководства ведомств министерств двух стран, то, среди наиболее важных из них следует отметить консультации Сейрана Оганяна (глава МО РА) и Резы Мозафари Ниаи (замглавы МО ИРИ) в 2011-м, Давида Тонояна (замглавы МО РА) и Хоссейна Дехгана (министр обороны ИРИ) в мае 2016 -го, Мовсеса Акопяна (начальник департамента материально-технического обеспечения МО РА) и Мехди Карбалаи (исполнительный директор компании ЭТКА при МО ИРИ) в июне 2016-го гг. Важность именно указанных переговоров определяется тем, что они непосредственно касались конкретных вопросов военного сотрудничества, и проводились лицами, непосредственно курирующими данную сферу.

В настоящее время Армения не закупает у Исламской Республики вооружения, а также не осуществляет какого-либо иного чисто военного взаимодействия, за исключением работы с компанией ЭТКА. Последняя производит не оружие, а товары для тыла – текстильную продукцию, продукты питания. Кроме того, ЭТКА занимается строительством инфраструктуры, что весьма актуально для тыла армянской армии. Проводя сбалансированную политику между Арменией и Азербайджаном, Тегеран не может позволить себе открытую поддержку Еревана в военной сфере, не «обидев» другое приграничное государство Южного Кавказа, и работа компании ЭТКА – пока единственный реальный канал регулярного взаимодействия министерств обороны ИРИ и РА. Не зря уже упомянутого Мехди Карбалаи в мае сего года в Ереване принимал Виген Саргсян.

Вне сомнения, пока рано говорить о чем-то большем, чем работа по линии поставок продовольствия и совершенствования инфраструктуры армянской армии иранским госпредприятием, однако то, что может заинтересовать вооруженные силы третьей республики, у республики Исламской, несомненно, есть. ИРИ производит ряд передовых образцов вооружений, которые могли бы всерьез повлиять на безопасность Армении – это и «Кяусар», крылатые ракеты малой дальности, и Басир, реактивные «умные» снаряды, снабженные лазерной наводкой, и радиолокационные системы, и многое другое. Учитывая, что Баку своими громадными закупками вооружения у России и Израиля, давно нарушил то самое региональное равновесие, за которое выступает Иран, теоретически ИРИ могла бы восстановить его резонансной сделкой с Ереваном, однако на данный момент иранская сторона целиком и полностью полагается в деле восстановления баланса на Россию. В этом контексте она, например, определенно положительно восприняла появление на военном параде в армянской столицы комплексов Искандер-М, предоставленных РФ Армении. Кроме того, нельзя не отметить, что, в отличие от Российской Федерации, Иран не связан с Арменией какими-либо военными соглашениями, не входит в ОДКБ или иные совместные с Ереваном военные блоки. Это значит, что за иранское оружие армянской стороне придется платить, и платить без скидок или послаблений. Учитывая нелегкое экономическое положение республики, в данном случае ей вряд ли удастся «купить больше», чем это делает ее богатый нефтью противник. Здесь, опять же, речь может идти лишь о далекой перспективе, либо о принципиальном изменении геополитических раскладов в регионе.

Интересно, что Азербайджан, взаимодействуя в военном отношении по большей части с Россией, а с недавних пор – и с Израилем, а также осуществляя обширные военно-политические контакты с Турцией, также не отказывается в этом отношении от Ирана. Так, в ходе прошедшей 16 апреля 2016 года между министрами иностранных дел Ирана, Азербайджана и Турции на берегу озера Урмия встрече, помимо экономических вопросов, стороны договорились об обмене информацией в сфере безопасности, борьбы с контрабандой, наркотиков и оружия, а также терроризмом. Последнее, учитывая противоречия между тремя странами, в том числе, и по ряду определяющих вопросов (например, ситуация в Сирии, поставки энергоносителей в Европу, раздел Каспийского моря, взаимодействие с США и Израилем) разумеется, не дает основания для какого-то серьезного и последовательного военного сотрудничества, но является своеобразной предпосылкой к нему. Это – не что иное, как проявление сбалансированности иранского подхода к противостоянию двух государств Южного Кавказа. Исламская Республика, в его рамках, просто не может себе позволить «забыть» одну из стран Южного Кавказа. Тем более, что с Баку у Тегерана в настоящее время гораздо более обширное экономическое взаимодействие. Так, южнокавказский железнодорожный коридор, скорее всего, пройдет именно по территории Азербайджана, а не Армении – если в первом случае имеют место конкретные, пусть и незавершенные мероприятия по строительству, то армянский участок железной дороги до Ирана пока находится лишь в головах сочувствующих проекту политиков. Максимум, на что оказалась способной современная Армения в транспортном взаимодействии с ИРИ – новая автодорога, которая, впрочем, выглядит экономически более целесообразна, чем дорогой железнодорожный проект, учитывая небольшой объем перевозок через армянскую территорию.

Несомненно, ни Армения, ни тем более Азербайджан, не могут рассчитывать сейчас на полноценное военное сотрудничество с Исламской Республикой, однако предпосылок для этого все же больше у Еревана, не угрожающего ИРИ сепаратистскими поползновениями, несправедливым делением Каспийского моря или призванием прямо на границы страны израильских военных. Но, чтобы предпосылки перешли в стадию реальных мероприятий, ситуация в регионе должна кардинально измениться, можно сказать, взорваться, а именно этот сценарий для современного Ирана наименее желателен.

Антон Евстратов — преподаватель кафедры Всемирной истории и зарубежного регионоведения Российско-Армянского (Славянского) университета (г. Ереван), кандидат политических наук

Источник