home Аналитика, Главные новости Парламентские выборы в Грузии: итоги и возможные сценарии развития внешне- и внутриполитической ситуации

Парламентские выборы в Грузии: итоги и возможные сценарии развития внешне- и внутриполитической ситуации

Население Грузии за два тура парламентских выборов, 8 и 30 октября 2016г., избрало 150 депутатов законодательного органа страны (по смешанной системе: 77 мандатов по партийным спискам, а 73 – по мажоритарным одномандатным округам). По итогам голосования правящая в стране партия «Грузинская мечта – демократическая Грузия» (у власти с 2012г., но в составе правящей коалиции «Грузинская мечта», которая распалась в 2016г.) получила 44 места по партийным спискам (48,6% голосов) и 71 – по мажоритарным одномандатным округам. Таким образом, как и при партии «Единое национальное движение» Михаила Саакашвили на выборах 21 мая 2008г. (120 мест из 150), правящая партия «Грузинская мечта – демократическая Грузия» получила конституционное большинство в парламенте Грузии (115 мест из 150).

Оппозиционное «Единое национальное движение», лидером которого являлся экс-президент Михаил Саакашвили (разыскиваемый в Грузии по нескольким пунктам УК Грузии), получило лишь 27 мест по пропорциональной системе (27,11% голосов). Несмотря на сложности, в парламент Грузии девятого созыва вошла и треться непарламентская оппозиционная сила – предвыборный блок «Давид Тархан-Моурави, Ирма Инашвили – Альянс патриотов Грузии, Объединенная оппозиция», который со своими проходными 5% получил 6 депутатских мандатов. Кроме того, еще два мажоритарных мандата достались представителю партии «Промышленность спасет Грузию» Симону Нозадзе и независимому кандидату, экс-главе МИД Саломе Зурабишвили.

Уже 18 ноября состоялось первое заседание нового парламента девятого созыва (2016-2020гг.), в ходе которого 118 голосами «за» и 3 «против» был избран председатель законодательного органа страны, кандидат правящей партии «Грузинская мечта – Демократическая Грузия» Ираклия Кобахидзе (38 лет).

Кроме председателя, также были сформированы парламентское большинство и меньшинство, а также пять парламентских фракций. Парламентское большинство сформировали члены правящей «Грузинской мечты» во главе с экс-замминистром ВД Арчилом Талаквадзе, а парламентское меньшинство – члены оппозиционного «Единого национального движения» во главе с экс-спикером парламента Давидом Бакрадзе. Представители правящей партии объединились в две фракции: «Грузинская мечта» (глава – Мамука Мдинарадзе) и «Грузинская мечта – промышленники» (глава – Симон Нозадзе). Оппозиционное «Единое национальное движение» также имеет две фракции: «Национальное движение» (глава – Ника Мелия) и «Национальное движение за продвижение Грузии» (глава – Елена Хоштария). Пятую фракцию – «Патриоты Грузии» (глава – Георгий Ломия) – составят представители блока «Давид Тархан-Моурави, Ирма Инашвили – Альянс патриотов Грузии, Объединенная оппозиция».

Таким образом, первый вывод из результатов итогов парламентских выборов в Грузии – минимальное вхождение политических партий в парламент, как это было ранее, по итогам парламентских выборов 1995, 1999 и 2003/2004гг., когда проходной барьер прошли не более 3 политических сил. Если на прошлых выборах все это не имело значения, то выборы 2016г. проходили уже при измененной конституции Грузии, согласно которой страна является парламентской республикой. Исторически в Грузии в 2016г. повторились результаты парламентских выборов 2008г., когда правящее на тот момент «Единое национальное движение» получило 120 мест из 150, обеспечив себе конституционное большинство (тогда в парламент вошли также три политические силы).

Победа «прагматиков». Итоги парламентских выборов в Грузии и победа правящей партии «Грузинская мечта – демократическая Грузия» (115 мест) показали не только то, что население страны, выбирая между действующими властями страны и предыдущими (т.н. «недемократическим режимом» Саакашвили), предпочло «Грузинскую мечту», но и что в стране есть запрос на прагматичную многовекторную внешнюю политику. Суть данной политики – при общем векторе европейской и евроатлантической интеграции – балансирование между интересами внешних геополитических игроков (США, ЕС, Россия, Китай), создавая стабильную ситуацию в стране и регионе – необходимую основу для экономического развития и привлечения иностранных инвестиций в экономику Грузии. Важное место в данной политике занимает продолжающееся прагматическое сотрудничество официального Тбилиси с Москвой в формате «Карасин-Абашидзе» (при отсутствии дипотношений между странами), начатое еще в декабре 2012г. основателем коалиции, экс-премьером Грузии Бидзиной Иванишвили (неформального лидера как правящей партии, так и правительства Грузии. – прим. автора).

Несмотря на недовольство населения экономическими реформами в стране, обесцениванием нацвалюты на 50% (с конца 2014г.) и уменьшением экономического роста, тем не менее четырег. правления «Грузинской мечты» запомнились увеличением количества международных визитеров в страну в 2015г. до 5,8 млн. человек, а доходов от туризма – до $1,9 млрд. Кроме того, открытие российского рынка для грузинских производителей сельхозпродукции (в 2013г.) привело к тому, что Россия не только сохранила лидерство в списке стран-доноров по объему денежных переводов в коммерческие банки Грузии ($317,6 млн. из общей суммы в $912,5 млн. в январе-октябре 2016г.), но и сумела войти в пятерку крупнейших торговых партнеров Грузии (оборот в январе-сентябре 2016г. вырос примерно на 15,4% и составил $612,3 млн., или 6,7% от общей суммы). Кроме того, в первом квартале 2016г. прямые иностранные инвестиции в Грузии составили $376 млн., что на 103% больше, чем в первом квартале 2015г.

В связи с вышеперечисленным, ожидать кардинальных изменений во внейшей политике Грузии не стоит. Однако будет иметь место расширение социально-экономических контактов с Россией, экономико-политических – с Китаем, а также дальнейшее усиление роли Грузии в регионе в качестве геополитического и геоэкономического перекрестка осей Москва-Тбилиси-Ереван-Тегеран и Баку-Тбилиси-Анкара.

Вернемся к теме парламентского большинства, которое, по всей видимости, уже к концу следующей недели (к 25-27 ноября) утвердит новый состав павительства Грузии во главе с теперь уже бывшим премьером Геогием Квирикашвили (основной кандидат правящей партии). Изменения в новом составе кабмина Грузии коснутся, в первую очередь, министров экономического блока (прежде всего министра финансов и экономики). Кроме того, есть информация об упрозднении (включения в состав других министерств) аппарата госминистра Грузии по вопросам диаспоры (войдет в состав МИД Грузии). Ранее была информация и о аппарате госминистра Грузии по вопросам примирения и гражданского равенства и аппарате госминистра Грузии по вопросам европейской и евроатлантической интеграции, однако после информацию опровергли, так как имеется и политический подтекст существования данных структур.

Что важно по части кадровой политики правящей партии (все 4 года она была основной проблемой коалиции), так это то, что на смену политикам времен Эдуарда Шеварднадзе, которых в составе коалиции предыдущего состава парламента (в 2012-2016гг.) было немало, пришли молодые технократы, которые обеспечат дальнейшее обновление «Грузинской мечты» и подготовку к новым выборам в органы местного самоуправления (2017г.).

Кроме того, наличие конституционного большинства налагает на партию больше ответственности, что, в свою очередь, чревато многочислеными рисками внутриполитической дестабилизации в Грузии, при условии дальнейшего спада экономического развития страны и обесценивания нацвалюты. Все эти вызовы стоят перед сегодняшним руководством Грузии, и от того, насколько профессионально они разрешат эти социоэкономические вызовы, будет зависеть их дальнейшее пребывание во власти – как до следующих парламентских выборов в 2020г., так и после них.

Победа «проигравших». Результаты второй по величине парламентской политической силы – бывшей партии власти «Единого национального движения» (ЕНД) удивили не только лидеров политических партий Грузии, но и многих грузинских экспертов, которые не верили в возможность получения ЕНД более 16-18%. Однако партия, програвшая парламентские выборы 2012г., лидеры которой были приговорены к различным срокам по статьям УК Грузии (экс-премьер Вано Мерабишвили и бывший мэр Тбилиси Гиги Угулава), получила 27,11%. Причина этого явления – особенность парламентской гонки, логика которой, за более чем 4 месяца активной борьбы, приняла форму диалога между действующими властями и основной и непримиримой оппозицией в лице ЕНД. Так, одни пытались свергнуть «диктатуру пророссийского олигарха» Бидзины Иванишвили, а вторые (в лице властей) – не допустить «возвращения диктатуры» Михаила Саакашвили. Логика подобной предвыборной кампании как раз и повлияла на нереформатирование политического ландшафта Грузии и привела к полному разгрому прочих партий поменьше, которые, не имея финансовых ресурсов и политического капитала, не смогли преодолеть минимальный проходной барьер в парламент страны.

Тем не менее ЕНД также прошло некую стадию переформатирования – за октябрь, между первым и вторым турами выборов, проявилась ранее скрываемая внутрипартийная борьба. Так, раскол коснулся сторонников экс-президента Саакашвили, находящегося в почетном изгнании на Украине, а также второй и более многочисленной группой под руководством экс-секретаря Совбеза Грузии Гигой Бокерия. Суть противоречий заключалась в том, что по итогам первого тура проигранных выборов Михаил Саакашвили велел своим соратникам бойкотировать работу парламента и не идти на второй тур. Однако результаты заседания Политсовета партии, состоящего из 60 человек, показали реальную картину внутрипартийных реалий. Так, на заседании из 49 членов совета 33 члена высказались против желания третьего президента Грузии, тогда как лишь 9 из них поддержали его (в том числе и его супруга Сандра Рулофс). Таким образом, можно предположить, что в предстоящие четыре года ЕНД также пройдет путь так называемого «очищения» наследия Михаила Саакашвили и за счет этого попытается взять по максимуму на выборах в 2020г.

Победа «евроскептиков». Единственной непарламентской оппозиционной (т.н. «прогрузинской») силой, которая сумела преодолеть 5%-й барьер, оказался предвыборный блок «Давид Тархан-Моурави, Ирма Инашвили – Альянс патриотов Грузии, Объединенная оппозиция», лидеры которого – Давид Тархан-Моурави и Ирма Инашвили – объединили вокруг своей партии еще пять партий: «Свободная Грузия» (Каха Кукава), партия «Свобода» (Константин Гамсахурдия), «Традиционалисты» (Акакий Асатиани), «Новые христиан-демократы» (Гоча Джоджуа), и «Политическое движение силовых ветеранов и патриотов Грузии». В партии изначально заявили о отом, что идут на выборы в качестве блока, чтобы получить наилучшие результаты «в несправедливой избирательной системе» Грузии. Отметим, что партию также можно назвать партией «евроскптиков», а их прохождение в парламент – проявлением разочарования части населения страны в связи с отсутствием прогресса страны по направлению европейской и евроатлантической интеграции.

Провал крайних «евроатлантистов». Итоги выборов показали провал тех партий, которые идентифицировали себя в качестве крайне прозападных политических сил, выдвигая на первый план идеи европейской и евроатлантической интеграции. Среди таких партий выделим партию «Свободных демократов» экс-главы минобороны Ираклия Аласания (4,6% голосов) и Республиканскую партию Грузии бывшего председателя парламента Давида Усупашвили (1,55% голосов), которые вошли в парламент восьмого созыва в 2012г. в составе предвыборной коалиции «Грузинская мечта». Кроме того, итоги выборов повлияли и на дальнейшую судьбу перечисленных партий и их лидеров, которые (Ираклий Аласания и еще несколько его соратников) покинули ряды этих партий, а Давид Усупашвили (и еще несколько членов Республиканской партии, включая его супругу, экс-главы минобороны Тинатин Хидашели), покидая партию, заявил о том, что готовится к созданию новой политической силы, которая объединит вокруг себя всех здравых прозападных политических деятелей Грузии.

Провал «прогрузинских сил». Провальной была и предвыборная борьба и результаты т.н. «прогрузинских сил», которых в Грузии называют «пророссийскими». Выступая за разумное углубление взаимоотношений с Россией (не в ущерб территориальной целостности Грузии), а также за пересмотр взаимоотношений с НАТО, данные политические силы, не имея воли к объединению усилий с единомышленниками, не смогли преодолеть 5%-ый минимальный проходной барьер. Среди них отметим: блок экс-спикера парламента Нино Бурджанадзе (3,53% голосов), блок «Топадзе – Промышленники, Наша родина» (0,78% голосов), партия «Тамаз Мечиаури — за единую Грузию» и т.д.

Джонни Меликян — Эксперт Центра политических исследований НОФ «Нораванк» и научный сотрудник Центра региональных исследований Академии госуправления РА

Источник