home Аналитика Евро-атлантические геополитические притязания

Евро-атлантические геополитические притязания

УМ И СИЛА

Информационная модель мира и модель сознания, внедряемая через «глобальные» СМИ и международные организации, деформирует в общественном мнении реальное состояние мирового сообщества. Данная информационная модель является проекцией исторически молодого «евро-атлантического» культурно-исторического типа. Ценности и интересы развития стран-представителей других цивилизаций — китайской и индийской, православно-христианской и исламской — из этой модели исключены.

Начало новейшего этапа активных информационных операций по деформации картины мира (распространению представлений о «гегемонии нового типа» и «глобальном верховенстве» США) восходит к 1997 году — времени создания интеллектуального и организационного центра «Проект нового американского столетия», публикации З. Бжезинским известной работы «Великая шахматная доска» и мощной единовременной инъекции в массовое сознание образа «глобализации».

Деформированная карта мира, как «глобальной американской системы», по мнению З.Бжезинского, обслуживает американскую «геостратегию для Евразии» — стратегию военно-политической экспансии с евро-атлантического плацдарма на восток — в «хартлэнд» (середина евразийского материка) в районы концентрации важнейших ресурсов и коммуникаций планеты.

Программа экспансии евро-атлантического мира на восток и все последующие войны ( Афганистане в 2001-м, в Ираке в 2003-м годах) являются, по сути дела, попыткой выхода из той напряженной ситуации, которую создает для западной цивилизации приближающеесе исчерпание ее собственных энергетических ресурсов.

По оценкам многочисленных экспертов, через несколько лет мировое производство нефти сократится, так как спрос на нее в мире продолжает возрастать. Шок, вызванный структурным нефтяным голодом, неизбежен, поскольку велика зависимость западных экономик от дешевой нефти, а возможность быстрого отказа от нее отсутствует.

Ситуацию усугубляет тот факт, что на сегодняшний день на всех гигантских нефтяных полях добыча сокращается, кроме Персидского залива и Каспийского региона. По оценкам известного американского геолога Кинга Хабберта, пик добычи нефти на Ближнем Востоке будет достигнут около 2017 года . Именно это объясняет то, что за последние 15 лет многочисленные конфликты на Балканах, на Ближнем Востоке, отчасти и на Кавказе, берут свои истоки в желании Запада оттеснить Россию от путей транспортировки нефти из Черного и Каспийского морей.

Нефтяная геополитика допускает любые договоренности с любыми экстремистами и диктаторами, что и показала поездка Тони Блэра в Ливию которая позволила невтедобывающей компании«Шелл» за несколько сот миллионов долларов увеличить свои запасы нефти.

Нынешний американский проект создания «Большого Ближнего Востока», включая Кавказ и Каспий, является всего лишь попыткой окончательно наложить руку на все нефтяные краны региона. Из этого вытекает вполне логичный вывод о том, что контроль над ведущими нефтедобывающими странами — это стратегическая цель политики Америки, как и контроля над основными регионами сосредоточения энергоресурсов.

Публичное обсуждение планов включения в состав НАТО Азербайджана, Грузии, Украины и Молдавии, а также планов создания военных баз США в Казахстане на побережье Каспийского моря, Азербайджане и Грузии — это не что иное, как подготовка общественного мирового сознания к следующей фазе геополитических притязаний.
В военно-стратегическом плане следующая фаза геополитических притязаний готовится такими акциями и инициативами, как:

— реализация программы военного строительства «Joint Vision 2010», которая нацелена на достижение Соединенными Штатами к 2012 году подавляющего превосходства в воздушно-космическом пространстве при последовательном отказе от обязательств по всем «сдерживающим» международным договорам (Договор по ПРО 1972 года, Соглашение 1999 года к договору по обычным вооружениям 1990 года и др.);

— реализация военной концепции «10-30-30», суть которой заключается в следующем: «10» — после получения соответствующего приказа, за 10 дней вооруженные силы США должны быть переброшены в любую точку земного шара и начать боевые действия, «30» — за 30 дней они обязаны разбить войска противника и лишить его возможности возобновить организованное сопротивление в обозримом будущем, «30» — в течение 30 дней войска должны пройти перегруппировку, быть готовыми к выполнению нового боевого задания и переброске в иную точку;

Усиление влияния в регионах Кавказа и Средней Азии являлось важной, но не главной целью евразийской политики США в 1991-2001 годах. В фокусе американского внимания была Россия. До 11 сентября 2001 года основной целью американской политики в Евразии было предотвращение возрождения советской империи. Вместе с тем, Вашингтон поощрял геополитический плюрализм на Кавказе, с акцентом на развитие местных националистов и русофобов с главной целью отторжения региона от российской сферы влияния.

После 11 сентября геополитическая значимость как Кавказа, так и Средней Азии, значительно возросла. Основная арена глобального военно-политического напряжения перенеслась в Центральную и Южную Азию. Кавказ стал одним из основных элементов американской стратегии по изоляции терроризма, с одной стороны, и контроля за энергопотоками из Каспия, с другой.

Эксперты считают, что в Каспийском бассейне находится около 6% мировых запасов нефти и около 10% залежей природного газа. Проблема однако заключается в том, что за исключением России все остальные каспийские государства нуждаются в транзитных маршрутах по доставке своих энергоносителей на мировой рынок.

Государства Южного Кавказа дают себе отчет в том, что у них нет ресурса быть самостоятельными геополитическими игроками, поэтому часть из них (Грузия и Азербайджан) выбрали вариант придерживаться орбиты бесспорного мирового лидера. Таким образом, США, которые отдалены на тысячи километров от Евразии, практически превращаются в шестое каспийское государство.
В целом в регионе Кавказа и Средней Азии постепенно оформляется новая геополитическая конфигурация, при которой усиление присутствия американцев сбалансировано фактом, что Россия в основном контролирует главные маршруты экспорта нефти и газа. В ближайшем будущем прочность возникших партнерских отношений между Москвой и Вашингтоном будет испытана на геополитической арене, расположенной между Черным морем и Китаем. В Средней Азии и на Кавказе существует возможность для осуществления российско-американского кондоминиума, который, возможно, будет в состоянии бороться с проникновением исламского фундаментализма и парировать геополитические амбиции Китая. Но если Россия и США вступят в новый этап острого соперничества, то результаты этого соперничества могут самым деструктивным образом отразиться в Средней Азии и на Кавказе.

Оставьте ваш отзыв