home Аналитика, Новости, Политика Геополитические изъяны в Азербайджане и Грузии

Геополитические изъяны в Азербайджане и Грузии

Как известно, в политике нет друзей. Есть совпадение интересов. Если рассматривать отношения между странами Кавказского и Прикаспийского регионов именно с этих позиций, можно получить достаточно интересную картину ситуации в регионе, с точки зрения геополитических и экономических процессов. Что имеет в своем багаже каждая из сторон? Чем владеет? В чем они партнеры, в чем соблюдают нейтралитет, а в чем даже противники? Попробуем разобраться…

Азербайджан

Из трех республик Южного Кавказа, Азербайджан всегда находился в особом положении. Это обусловлено обильными залежами нефти и газа.
Сегодня объем этих залежей сократился, однако, их количества достаточно, чтобы к ним проявлялось повышенное внимание со стороны, как России, так и Запада. Еще в недавнем прошлом (1997 г.) трубопровод Баку-Новороссийск являлся единственным маршрутом для транспортировки ранней нефти с месторождения «Чираг» (в рамках контракта по разработке месторождений «Азери-Чираг-Гюнешли»). Получаемые тогда Азербайджаном нефтедоллары во многом способствовали укреплению его государственной и экономической самостоятельности.
Заключенное еще в 1996 году соглашение о прокачке азербайджанской нефти по трубопроводу Баку-Новороссийск предполагало ежегодную транспортировку 5 миллионов тонн нефти.
Однако, Азербайджан так и не выполнил обозначенную квоту. К примеру, в 2007 году по этому нефтепроводу было прокачено всего 2,1 миллиона тонн нефти, в 2008 году – 1,4 миллиона тонн, в 2009 году – 1,2 миллиона тонн, а в 2010 году – 1 миллион тонн. Но российская сторона, исходя из своих геополитических интересов относительно Азербайджана, сознательно шла на убытки.
Сегодня, когда азербайджанская нефть, помимо введенного в эксплуатацию в 2006 году трубопровода Баку-Тбилиси-Джейхан, экспортируется и из грузинских нефтяных терминалов Супса и Батуми, Азербайджан стал проводить более жесткую и независимую политику в отношении России, официально считая приоритетным для себя трубопровод БТД.
Между тем, Россия в 2009 году решила пересмотреть свои тарифные ставки по перекачке азербайджанской нефти из Баку в Новороссийск, а также искать других партнеров для проектного заполнения данного трубопровода на своей территории, т.е. уменьшая квоту Азербайджана в своей трубе, а то и сведению ее до нуля.
Кстати, вероятно, в скором будущем Россия поставит перед подобной дилеммой и Казахстан, что, скорее всего, вынудит последний направить свой нефтепоток через Каспийский регион в трубу Баку-Тбилиси-Джейхан.

Что это значит для Азербайджана?

Во-первых – проект нефтепровода Баку-Тбилиси-Джейхан открыл «политические ворота» Западу на Южный Кавказ, который потребовал и требует от Азербайджана определенных «жертв» в виде переоценки своих приоритетов за «помощь» в становлении «независимости».
Во-вторых – при заключении контрактов с Азербайджаном, его западные партнеры, конечно же, отдавали себе отчет в том, что обеспечить заложенную пропускную способность БТД (50-85 млн. тонн нефти в год) только за счет азербайджанских ресурсов будет практически невозможно. Следовательно, к этому проекту надо будет подключать страны среднеазиатского региона. Однако, по заявлению технических экспертов итальянской компании ENI, осуществляющей разведку и разработку месторождения Кашаган (Казахстан), в ближайшие 6-8 лет крупных поставок казахстанской нефти на мировой рынок не предвидится (ENI ожидает, что добыча на «Кашагане» достигнет 1,5 млн. баррелей нефти в сутки только к 2019 году), а объем нефти перекаченной из Казахстана по всем трубопроводам (Каспийский Трубопроводный Консорциум и сети трубопроводов компании «Транснефть» (Россия), исключая трубопровод Баку-Тбилиси-Джейхан) в прошедшем году составил всего чуть более 7,2 миллионов тон. Вместе с потоком нефти по маршруту Ескене-Курык-Баку-Тбилиси-Джейхан, составившим в 2010 году чуть больше 20 миллионов тонн – это всего около 30 миллионов тонн, что, естественно не сможет наполнить транскавказскую трубу еще достаточно долгое время.
В-третьих – Азербайджан, впервые за все годы своей независимости, стал транзитной страной в обеспечении энергобезопасности Запада, что увеличило поток инвестиций в данную сферу.
В-четвертых – в случае невыполнения своих контрактных обязательств перед российскими партнерами, Азербайджан, а вместе с ним и Казахстан, могут лишиться альтернативного источника доставки своих энергоносителей в Европу. Любая возможная мало-мальски серьезная авария на нефтепроводе Баку-Тбилиси-Джейхан на любом его участке нанесет Азербайджану и его партнерам колоссальный материальный ущерб. Напомним, взрыв трубопровода на турецком участке 5 августа 2008 года, вкупе с грузино-российским вооруженным конфликтом, полностью остановил прокачку нефти по данному маршруту вплоть до 25 августа, а это 1,2 миллиона баррелей в сутки. Нетрудно подсчитать количество недополученной в трубу нефти и убытки консорциума.
В-пятых – существует мнение, что поощрение и подпитка зарубежными финансовыми вливаниями сепаратистских сил в Чечне в конце XX — начале XXI веков имели в качестве одной из своих целей именно сохранение напряженности на одном из участков нефтепровода Баку-Новороссийск, что обеспечивало поддержание заинтересованности Азербайджана в создании альтернативного маршрута для экспорта нефти. Сегодняшняя ситуация на Южном Кавказе напоминает то же самое, только с точностью до наоборот. Размещение в Абхазии и Южной Осетии российских военных баз, держащих под своим прицелом грузинский участок трубопровода, а также неурегулированная ситуация со статусом НКР, сдерживает Азербайджан в стремлении к Западу.
В-шестых – карабахский конфликт. Любая конфронтация с Арменией и Россией толкнет чашу приоритетов последней в этом непростом геополитическом вопросе, в сторону Еревана.

Грузия

Вторая по территории и количеству населения республика Южного Кавказа – Грузия, без наполненной энергоносителями трубы, она менее интересна Западу экономически. В политическом же аспекте – это союзник для НАТО и его союзников. Одновременно, ее территория может стать своеобразным географическим буфером для возможного ответного удара стран-противников НАТО. Еще один момент заинтересованности западных стран – попытка оттянуть Грузию из сферы влияния геополитических интересов России.
Это то, на чем основана поддержка Запада к неизвестной до недавнего времени или, вернее, упорно не замечаемой им стране. И пока власти Грузии согласны на эти условия «игры», предложенные Западом, они будут иметь с этой стороны неограниченную поддержку.
В то же время, особое внимание политологами уделяется усиливающейся роли Турции в стабильности на Южном Кавказе.

На пути становления Турции как главного игрока на Южном Кавказе, стоят «дружественная» Грузия и «недружественная» Армения. Естественно, акцент в данной ситуации сделан на Грузию. Сегодня Грузия нужна Турции не только, как связующее звено между тюркоговорящими странами. Это, безусловно, важно, но не это главное.
Батуми (Аджария) всегда привлекал турецкую сторону, а в последние годы и руководство НАТО, своим выгодным географическим положением и глубоким морским дном. Следует отметить, что сегодня два терминала батумского порта являются собственностью Турции. То же самое происходит и с воздушным сообщением в Грузии. Сравнительно недавно Батумский международный аэропорт стал внутренним аэропортом Турции. Тбилисский международный аэропорт также отдан в управление турецкой компании, а военный аэродром в Марнеули в постсоветский период восстановлен и пущен в эксплуатацию силами МО Турции. Следовательно, в любой момент, данные объекты могут быть использованы, как в интересах Турции, так, соответственно, и в интересах НАТО, где Турция – активный участник блока.
В дополнении к закону, принятому еще во время правления Шеварднадзе, по которому любому военнослужащему армии США давалось право прибыть без визы на территорию страны с оружием и перемещаться с ним по всей территории без предварительного согласия грузинских властей, что делает Грузию полностью зависимой от экономических и политических целей и задач стран Североатлантического блока.
А что же Грузия? Где ее выгода от сближения с Турцией? И тут все просто. Никому не нужна Грузия, даже с полной энергоресурсами трубой, если она не сможет вывезти их со своей территории, исключая российские трубопроводы. И тут – единственный путь в обход России – через Турцию. Армения в этом вопросе для Грузии – скорее конкурент, чем партнер. То есть, Турция нужна Грузии для признания ее важнейшим транзитным партнером Запада в обеспечении последнего энергетической безопасностью.
Если учесть, что реализация проекта нефтепровода «Белый поток» по маршруту Одесса-Броды-Плоцк-Гданьск (проектная мощность – 40 миллионов тон нефти в год), в котором по существу должна прокачиваться нефть из ответвления трубопровода Баку-Тбилиси-Джейхан, из-за отсутствия достаточных финансовых и технических средств, находится на стадии разработки, да и достаточного количества нефти для данного проекта пока взять неоткуда, Турция – единственный партнер Грузии в этом вопросе.
В случае, если откроется железнодорожное сообщение Гюмри-Карс, то Армения теоретически получает возможность пропускать через свою территорию энергоносители из Ирана и Средней Азии дальше на Запад, используя комбинированную схему их доставки. Однако, это обстоятельство не входит в интересы ни России, ни Грузии, но выгодно и Армении, и, может быть, Западу.
Как бы то ни было, рассмотрение этого проекта альтернативного пути был отложено на неопределенное время членами энергетического саммита в Софии. Решение, безусловно, политическое. А причина все та же, высказанная выше в отношении Запада к Грузии. К тому же не следует забывать, что Армения – союзник России и член ОДКБ.
Правда, есть еще одна схема доставки энергоносителей – через Иран прямо в Турцию, – самый дешевый, но самый взрывоопасный во всех отношениях путь, так как трубопровод пройдет по территориям, где проживает в основном курдское население и, которые являются зоной высокой активности отрядов Курдской Рабочей Партии, ведущей борьбу за создание Республики Курдистан.
Да и Запад отнюдь не спешит приобщать к этому процессу столь нестабильное государство, каким, по его мнению, является Иран.
Между тем, Грузия намерена реализовать ряд совместных проектов с Азербайджаном. Трубопровод Баку-Тбилиси-Джейхан и газопровод Баку-Тбилиси-Эрзурум уже в эксплуатацию. Есть реальные перспективы постройки железной дороги Баку-Тбилиси-Карс.

Соглашение по железной дороге Баку-Тбилиси-Карс предусматривает строительство между городами Карс и Ахалкалаки железнодорожной магистрали протяженностью в 98 км (68 км из них пройдут по территории Турции, 30 км — по территории Грузии). Его реализация позволит ежегодно транспортировать по новому коридору до 3 млн. тонн грузов, которые сейчас следуют транзитом через Азербайджан из Казахстана и Туркмении до черноморских портов Грузии. Существует экспертное мнение, что реализация данного проекта негативно скажется на дальнейшем развитии грузинских портов Батуми и Поти, спровоцирует безработицу и осложнит социальное положение рядовых тружеников Грузии.
Параллельное строительство автомагистрали Батуми-Ниноцминда-Гюмри может снизить риск вышеуказанных портов остаться без грузооборота, что немаловажно в период, когда даже такие компании, как «Эксон» и «Шеврон» второй год подряд уменьшают поток своих грузов через Грузию, и, во-вторых – привяжет Армению к Грузии возможностью снизить себестоимость грузов, поступающих морским путем.
Этот проект может быть выгодным как Грузии, так и Армении. Высказывания некоторых политиков, что строительство этой дороги служит делу отторжения Джавахетского района от Грузии – абсурдны, так как это не выгодно экономически ни Армении, ни армянскому населению, проживающему на этой территории. Скорее наоборот, оживление экономической ситуации в этом районе приведет к созданию новых рабочих мест, развитию торговли и улучшению социального фона, что в свою очередь приведет к ослаблению напряженности в этом непростом регионе Грузии.
Отметим, что для Грузии остается еще возможность компенсировать возможные экономические потери за счет предоставления своей территории в качестве плацдарма по транзиту грузов в Афганистан для стран НАТО.
Рассматривая этот вопрос, надо отметить, что Грузия — зона особых геополитических интересов США, и соответственно, НАТО. Восстановление Грузией контроля над Абхазией и Южной Осетией для Вашингтона и Брюсселя жизненно важно, чтобы обеспечить контроль над Каспийским регионом и Причерноморьем. Отсюда и политические решения, принятые странами-друзьями Грузии, для восстановления ее военного и экономического потенциала после августовской агрессии России.
Однако, все действия игроков (Россия и страны НАТО) на этом геополитическом поле создают зону высокой напряженности на территории Грузии, что не способствует стабильности в государстве. А это обстоятельство выгодно для России, но абсолютно не приемлемо для остального мира, включая и соседей Грузии. Как скоро эта напряженность взорвется и каков будет результат – предсказать сложно. Военные эксперты не ожидают ускоренного сценария, но исключать его совсем не берется никто.
Создавшаяся ситуация, когда всего в тридцати с небольшим километрах от столицы Грузии, российские войска усиленными темпами строят укрепления и вводят дополнительно живую силу и боевую технику, когда со стороны акватории Черного моря у границ Грузии в полной боевой готовности барражируют боевые корабли Черноморского флота России, а вдоль сухопутной разграничительной линии в Гальском районе сосредоточены российские войска., , является дополнительным фактором, при котором говорить о скором вступлении Грузии в НАТО не приходится.
Исходя из этих факторов, можно сделать вывод, что узел большинства геополитических проблем региона, завязан на Грузии. От того, как развернуться события именно вокруг этой страны, по какому сценарию они пойдут, можно будет говорить о планке стабильности Южного Кавказа.

Оставьте ваш отзыв